Фигуранты дела против Сергея Фургала

На чьих показаниях строятся и чем подкрепляются обвинения против Сергея Фургала

10 сентября Басманный суд отправил под домашний арест Николая Мистрюкова — ключевого свидетеля обвинения против бывшего губернатора Хабаровского края Сергея Фургала. Ранее сообщалось, что Мистрюков признал вину и заключил сделку со следствием. Дело в отношении Фургала расследуется уже больше года, но о том, какими доказательствами располагает следствие, до сих пор ничего не известно. «Медуза» выяснила подробности громкого уголовного дела и рассказывает о том, какие доказательства вины Фургала сейчас есть и как они могли быть получены.

«Честный суд в Хабаровске» — одно из главных требований протестующих уже второй месяц хабаровчан. Участники протестов требуют, чтобы судебное разбирательство по уголовному делу их бывшего губернатора Сергея Фургала было открытым, а само решение выносил суд присяжных. Тем не менее пока московские суды проводят все заседания в закрытом порядке — по просьбе следствия. Поэтому чем именно подтверждается вина Фургала и других фигурантов этого дела, пока достоверно не известно.

Фигуранты дела против Сергея Фургала

Сергей Фургал — бывший губернатор Хабаровского края, арестован 9 июля, обвиняется в организации убийств Евгения Зори, Олега Булатова и покушении на убийство Александра Смольского. По данным СК, в 2004 году вместе с Николаем Мистрюковым он уже задерживался в качестве подозреваемого в убийстве Зори, но в 2004 году уголовное преследование Фургала было прекращено.

Николай Мистрюков — бывший деловой партнер Фургала и партнер его жены, Ларисы Стародубовой. Находился в СИЗО с 19 ноября до 10 сентября, ключевой свидетель обвинения, признал вину и переведен под домашний арест.

Владимир Першин — бывший сотрудник уголовного розыска Хабаровска, осужденный в 2016 году за вымогательство. Еще один ключевой свидетель обвинения.

Андрей Карепов — бывший сотрудник Фургала. Задержан 19 ноября, находится в СИЗО. Вину не признает. В конце августа, как сообщала его защита, был избит по дороге в следственный комитет. Избившие его люди требовали дать показания на Фургала.

Марат Кадыров — контролер аэропорта Менделеево на дальневосточном острове Кунашир. Задержан 19 ноября, обвиняется в том, что кинул гранату в гараж предпринимателя Александра Смольского.

Андрей Палей — предприниматель. Задержан 19 ноября. Обвиняется в убийстве Евгения Зори и Олега Булатова.


Сергея Фургала обвиняют в организации заказных убийств и покушения на убийство 15-летней давности. Расследование этих дел СК возобновил весной 2019 года — примерно через полгода после того, как Фургал неожиданно для Кремля выиграл губернаторские выборы в Хабаровском крае, победив кандидата «Единой России».

Уже через год губернатор был арестован и отправлен в отставку. Сейчас Фургал находится в московском СИЗО «Лефортово», суд недавно продлил ему меру пресечения до 9 декабря. Сам Фургал называет свое дело политическим и считает, что оно связано с тем, что он не освободил место губернатора. 13 сентября бывший губернатор не вышел к членам Общественной наблюдательной комиссии, хотя всегда это делал. Неделю назад он договорился с членами комиссии, что если не выйдет, значит, с ним что-то случилось, рассказала в своем инстаграме член ОНК Ева Меркачева. В сами камеры наблюдателей не пускают. На суде Фургал говорил, что следователь угрожает ему посадить в СИЗО его жену и приемную дочь.

 

Заявление СК по поводу обвинений в адрес Фургала

Следственный комитет Российской Федерации

Обвинения против Фургала основаны на показаниях бывшего бизнес-партнера Николая Мистрюкова, сообщали источники «Коммерсанта» и ТАСС. Сам Мистрюков уже провел в СИЗО чуть меньше года, почти ослеп, у него выявлено онкологическое заболевание. В итоге он заключил сделку со следствием и 10 сентября был переведен под домашний арест по просьбе следствия, сообщали источники ТАСС.

Все это время Мистрюков упорно отказывался от адвокатов, нанимаемых женой, и его защитой почти с самого начала занимался Алексей Ульянов — адвокат из коллегии «Закон и человек». Именно при нем Мистрюков дал показания против Фургала — об этом говорилось в закрытой части судебного заседания по продлению ареста бывшего губернатора, рассказал «Медузе» собеседник, близкий к следствию. Впрочем, действительно ли Мистрюков называет Фургала заказчиком убийств — неизвестно. У всех адвокатов, работающих по этому делу, подписка о неразглашении.

 http://moscow-post.group рассказывает, кто и почему помогает следствию против бывшего хабаровского губернатора и какими доказательствами сейчас располагает обвинение.

Свидетель, осужденный за вымогательство

3 сентября на закрытом заседании суда по продлению ареста Сергея Фургала бывший губернатор заявлял, что все, что есть у следствия против него, — это показания его бывшего партнера Николая Мистрюкова и бывшего сотрудника правоохранительных органов Хабаровского края, освобожденного по УДО из заключения по статье о вымогательстве, сообщил собеседник, близкий к следствию.

Первыми показаниями, легшими в основу обновленного дела об убийстве, стали свидетельства Владимира Першина. Его фамилия также упоминается в ряде материалов по делу на сайте Мосгорсуда.

Именно Першина и имеет в виду Фургал под «бывшим сотрудником уголовного розыска». Собеседник, работавший в 1990-х и начале 2000-х в хабаровских правоохранительных органах, подтвердил «Медузе», что у них действительно был такой оперативный сотрудник. «В середине 90-х он уходил в коммерцию, а затем вернулся в органы, но уже совсем другим — себе на уме, было видно, что коммерческие интересы у него на первом месте», — вспоминает бывший сослуживец Першина. «Моисеевскую» группировку, с которой следствие якобы связывает Фургала, он не крышевал, у «моисеевских» были связи выше уровнем — в ФСБ, говорит собеседник «Медузы». В июле 2016 года Владимир Першин был осужден на 4,5 года строгого режима за вымогательство трех миллионов рублей у главы села Мирное Геннадия Капилевича.

А показания об убийствах он дал 3 июля 2019 года, причем уже на воле — его допрос проходил в одной из гостиниц Хабаровска, рассказал собеседник «Медузы», знакомый с ходом следствия. Першин вышел по УДО, говорил на суде по продлению меры пресечения сам Фургал.

Свидетель Першин в своих показаниях говорил о том, что 15 лет назад проходил мимо кабинета, в котором Мистрюков и Фургал обсуждали заказные убийства, и услышал этот диалог, рассказал «Медузе» еще один собеседник, близкий к следствию. Другой собеседник утверждает, что Першин в показаниях рассказывал, что слышал о том, что Мистрюков и Фургал заказали убийство троих бизнесменов, от еще одного фигуранта — Андрея Карепова. На основании в том числе показаний Першина и был в ноябре 2019 задержан Николай Мистрюков, ставший затем главным свидетелем обвинения против Фургала.

Свидетель без защиты

Бывший депутат хабаровской краевой думы и владелец 25% металлургического завода «Амурсталь», 60-летний Николай Мистрюков был задержан 19 ноября 2019 года во Владивостоке, он поехал туда лечить глаза. У него было отслоение сетчатки, требовавшее постоянного медицинского контроля.

После задержания Мистрюкова увезли в Москву, в СИЗО «Лефортово» где ему предъявили обвинение в организации заказных убийств бизнесменов Евгения Зори, Олега Булатова и покушении на Александра Смольского.

Вместе с бывшей женой Фургала Ларисой Стародубовой Мистрюков владел 50% завода «Амурсталь» (через доли в ООО «Торэкс-Хабаровск» и ООО «Торэкс»). У обоих было по 25%. Другой половиной владел московский предприниматель Павел Бальский, который считается близким к миллиардеру Аркадию Ротенбергу, бывшему спарринг-партнеру президента Владимира Путина по дзюдо. Представитель Ротенберга, впрочем, интерес бизнесмена к заводу и какое-либо бизнес-партнерство с Бальским отрицал. С этим заводом Фургал связывал свое уголовное преследование — он считал, что Бальский хочет забрать завод. Отчасти поэтому, даже когда арестовали Мистрюкова, Фургал «не поднимал шум, потому что надеялся: наверху разберутся», говорит собеседник, близкий к бывшему губернатору.

По воспоминаниям коллеги Мистрюкова по ЛДПР, сенатора Сергея Безденежных, он «очень спокойный, никогда не повышал голоса, имел репутацию порядочного человека, ни в каких скандалах замешан не был, всегда говорил: „Мое дело — производство“».

До 25 ноября в СИЗО к Мистрюкову пускали нанятого семьей адвоката Эдуарда Чургулию. В его присутствии при избрании меры пресечения и первых допросах Мистрюков вину не признавал, рассказал «Медузе» собеседник, знакомый с ходом следствия. Но 26 ноября следователь Юрий Буртовой сообщил Чургулии, что Мистрюков отказывается от его услуг. «Адвокат оказался неудобен следствию», — считает знакомый семьи Мистрюковых.

С этого момента от всех адвокатов, которых нанимала его жена Наталья, Мистрюков отказывался. Это происходило после общения со следователем. «Он [следователь] меня убеждал, что адвокат не нужен. Я не выдержал всего», — позже объяснял Мистрюков членам ОНК.

Показания о причастности Фургала к заказным убийствам Мистрюков дал уже 29 ноября, говорилось на заседании по продлению ареста Фургала (об этом рассказал собеседник «Медузы», близкий к следствию). Само содержание этих показаний в суде не озвучивалось. Они были даны Мистрюковым уже в присутствии адвоката Алексея Ульянова и без других защитников, рассказал «Медузе» собеседник, знакомый с ходом следствия.

Откуда в деле взялся адвокат Ульянов? Родственники Мистрюкова его не нанимали, а сам адвокат рассказал им, что «случайно шел мимо кабинета следователя, его пригласили в кабинет и там он подписал с Мистрюковым соглашение», рассказывает человек, близкий к семье Мистрюковых.

Двое адвокатов, сталкивавшихся с Ульяновым, считают его защитником, который плотно сотрудничает со следствием. Раньше такой репутацией пользовались в основном бесплатные государственные адвокаты по назначению. Но с 2018 года бесплатных адвокатов случайным образом распределяет электронная система

«Она сделана, чтобы исключить участие в защите так называемых карманных адвокатов следствия, „адвокатов-кивал“, которые работают в помощь следствию, а не подзащитному, — поясняет адвокат Дмитрий Герасимов, сотрудничающий с правозащитным проектом „Зона права“. — В итоге сейчас „адвокатов-кивал“ начали привлекать по соглашению, просто следователь рекомендует обвиняемому нужного адвоката».

Чтобы узнать о методах работы Ульянова, «Медуза» поговорила с семьей другого его подзащитного — бывшего главы Удмуртии Александра Соловьева.

«Если вы не подпишете, то вам будет только хуже»

«Что такое Алексей Ульянов? Это адвокат по назначению, адвокат, который плотно работает со Следственным комитетом», — говорит Евгения Сирик, дочь бывшего главы Удмуртии Соловьева, обвиненного в получении взяток. В дело ее отца Ульянов попал так: в первые две недели связи с отцом у Евгении не было. В это время Ульянов говорил Соловьеву, что семья от него отказалась, «родственникам до вас дела нет», и убедил дать признательные показания, рассказывает Сирик. «Ульянов ему говорил: „Александр Васильевич, это надо подписать, если вы это не подпишете, то с вами будет так-то так-то“. Были угрозы, что если вы не подпишете, то вам будет только хуже вплоть до семьи, до состояния физического. Что он [Ульянов] не сможет помочь с лекарствами, не сможет с давлемером помочь (Соловьеву 70 лет, у него диабет, рак и нет одной почки. — прим. „Медузы“). Если подписываете, то вам будут такие блага. В конце концов он сказал: „Если вы полностью возьмете вину на себя, то вам будет домашний арест“. И он [Соловьев] взял вину на себя», — рассказывает Сирик. Спустя два месяца после дачи признательных показаний Соловьева действительно перевели под домашний арест. Что именно происходило с ним в СИЗО, он до сих пор не может объяснить: половину событий он просто не помнит. С самого начала в СИЗО он не получал нужных ему лекарств и страдал от высокого давления, в суде он жаловался на головные боли. Соловьеву давали обезболивающее, которое помогало только на один час, рассказывает его дочь. Это длилось больше месяца.

Хотя Ульянов изначально был адвокатом по назначению, в последний день заключения Соловьева в СИЗО он задним числом подписал с ним соглашение и перешел из статуса бесплатного адвоката в статус нанятого за деньги. Свои услуги Ульянов оценил в 160 тысяч рублей в месяц, в сумме вышло 1,3 миллиона рублей, а Соловьев подписал бумагу, что не имеет претензий к адвокату и все услуги оказаны ему в полном объеме, говорит его дочь. Теперь Ульянов взыскивает свой гонорар с подзащитного через суд. Соловьев в суде отказался от признательных показаний, но суд их все равно должен учесть — ведь они даны в присутствии адвоката.

Сам адвокат Ульянов не ответил на звонки «Медузы» и отправленные в мессенджер вопросы.

Жена-домохозяйка и несовершеннолетние дети

Еще одним инструментом давления на Мистрюкова могла стать возможность обеспечить его семью, где не было другого кормильца. В ноябре 2019-го, пока к Мистрюкову еще пускали нанятого женой адвоката Чургулию, он попросил своего защитника рассмотреть возможность продать его долю в «Амурстали» Бальскому. «Он считал, что ему осталось [жить] лет пять максимум, а Наталья, его жена, всю жизнь была домохозяйкой, он хотел о ней позаботиться», — говорит человек, общавшийся в то время с семьей Мистрюкова. Кроме этого, у Мистрюкова трое несовершеннолетних детей. Усугубляло ситуацию то, что в СИЗО у Мистрюкова диагностировали рак органов малого таза. После того, как Мистрюков отказался от нанятого женой адвоката Чургулии, следствие дало возможность и даже помогало заключенному бизнесмену продать свою долю в «Амурстали», хотя она должна была быть арестована, говорил в суде Фургал (об этом «Медузе» рассказал собеседник, близкий к следствию). Ведь у самого Фургала и его семьи следствие почти сразу арестовало все наличные средства и два принадлежащих ему автомобиля — из-за этого у семьи даже не оказалось денег на защитника и для сбора средств был создан специальный народный фонд.

В конце декабря 2019-го Наталья Мистрюкова действительно пошла с адвокатом Чургулией в офис к Бальскому — договариваться о продаже доли. На встрече Бальский говорил ей, что очень сочувствует, с уголовным делом ничем помочь не сможет, но в покупке доли заинтересован, вспоминает знакомый семьи Мистрюковых. Факт этой встречи подтвердил «Медузе» и нынешний директор «Амурстали» Григорий Фрейдин. В офисе Бальского отказались с ним соединить, сославшись на его отсутствие.

Договор о продаже доли мужа Наталья подписала уже в январе 2020 года — по доверенности от Николая Мистрюкова. Директор «Амурстали» Григорий Фрейдин на вопрос о цене сделки отвечает уклончиво: «Не могу вам сказать, но сумма действительно приличная». На самом деле Наталья Мистрюкова продала 25% «Амурстали» Бальскому за 350 миллионов рублей, получив 50 миллионов сразу, а остальное согласившись получать в рассрочку (это следует из арбитражных исков совладелицы «Амурстали» Ларисы Стародубовой, заявления бывшего директора «Амурстали» Сергея Кузнецова в правоохранительные органы, факт рассрочки подтверждают двое знакомых семьи Мистрюкова).

Много это или мало — 350 миллионов рублей за долю в заводе с выручкой 22 миллиарда рублей за 2019 год? В одном из судебных документов говорится, что другая совладелица «Амурстали» Лариса Стародубова в марте 2020 года получила предложение продать свои 25% за 967 миллионов рублей, но согласие на эту сделку не дал Бальский.

Другие обвиняемые по делу Фургала

В один день с Мистрюковым в Хабаровске задержали еще трех человек: Марата Кадырова, Андрея Палея и Андрея Карепова. Все они проходят по этому же делу в качестве обвиняемых, но ни Кадыров, ни Палей, ни Карепов до сих пор не признали вину.

По версии следствия, Кадыров и Палей — исполнители, а Карепов — организатор убийств и покушения, делавший это по распоряжению Мистрюкова.

Главный свидетель вины Карепова — тот же бывший оперативник Першин. Он якобы слышал от Карепова, что Мистрюков попросил его решить вопрос с Зорей, Булатовым и Смольским, и для этого Карепов нанял киллеров: Марата Кадырова и Андрея Палея. Об этих показаниях «Медузе» рассказал источник, близкий к следствию. «В показаниях Мистрюкова ничего не представлено против Карепова, — говорит собеседник „Медузы“, участвовавший в одном из судебных заседаний. — Также нет улик [против Карепова] ни по одному из трех эпизодов». В августе Андрей Карепов был избит по дороге в СК — его били несколько человек в черных масках и без опознавательных знаков, говорится в заявлении его защиты. Во время избиения от Карепова требовали дать показания против Фургала.

Марату Кадырову 51 год, до ареста он работал контролером в аэропорту Менделеево на острове Кунашир, а до этого был массажистом в реабилитационном центре для инвалидов. Следствие подозревает его в том, что в 2004 году он в поселке Прогресс Амурской области кинул гранату в гараж бизнесмена Александра Смольского по заказу Николая Мистрюкова при посредничестве Андрея Карепова. Доказательства его вины — это показания трех свидетелей, включая Першина, рассказал «Медузе» собеседник, знакомый с ходом следствия. Один из них встретил в 3–5 минутах ходьбы от места взрыва некоего мужчину и спустя 15 лет по фотографии опознал в этом мужчине Кадырова. Другой свидетель видела человека, который кинул в гараж Смольского «неизвестный предмет», после чего случился взрыв. Спустя 15 лет она так же, как и первый свидетель, опознала в этом мужчине Кадырова. Во время покушения на Смольского Кадыров отбывал условный срок за ложное сообщение о теракте: в 2003 году из-за махинаций злоумышленников он вместе с женой и маленьким ребенком лишился новой квартиры, ее нужно было вернуть предыдущим владельцам. Когда приставы пришли его выселять, он угрожал им пластилиновым макетом взрывного устройства. Из-за условного срока Кадыров не мог покидать место жительство в Хабаровске и должен был регулярно отмечаться у участкового, поэтому в поселке Прогресс оказаться не мог, говорил он сам на допросах, рассказал собеседник «Медузы», знакомый с ходом следствия.

Андрею Палею 35 лет. Следствие подозревает его в том, что он был исполнителем убийств Зори и Булатова, на тот момент ему был 21 год. Доказательства вины Палея — показания двух свидетелей. Один из них — снова Першин. Другой свидетель опознал Палея спустя 16 лет — он якобы видел, как Палей шел к месту убийства Булатова, причем на нем были шапка и шарф, поэтому видны были только глаза. По глазам и опознал Палея свидетель. Об этом «Медузе» рассказал собеседник, близкий к следствию, также фамилия этого свидетеля фигурирует в материалах на сайте Мосгорсуда.

Следующее заседание суда по делу Фургала будет 16 сентября — Мосгорсуд рассмотрит апелляционную жалобу защиты на продление срока его ареста. На условия содержания в СИЗО «Лефортово» бывший губернатор не жаловался никогда, говорит его адвокат Елена Бестужева, и он доволен своим сокамерником — имени на называет, но говорит что это интересный, общительный, хороший человек. Это Михаил Абызов, бывший министр по делам «Открытого правительства», сообщил ТАСС со ссылкой на свой источник.

Адвокат Фургала Борис Кожемякин воздержался от комментариев.