Пришло время делиться: что стоит за обысками в РЖД

Гендиректору РЖД Олегу Белозёрову не понравились обыски Следкома в офисах компании по делам его предшественника Владимира Якунина. Но крупнейшие подрядчики монополии, выводившие ее прибыль за границу пять лет назад, сохраняют позиции в РЖД. Судя по новым соглашениям России с офшорами, государство хочет вернуть часть этих денег в бюджет, и силовики напоминают об этом топ-менеджерам госкорпораций.

В середине августа Следком обыскал офисы замгендиректора РЖД по внутреннему контролю и аудиту Анатолия Чабунина и начальника Центральной дирекции управления движением Павла Иванова. По данным РБК, проверялись контракты подрядчиков госмонополии до 2015 года на предмет нарушений в расчетах с региональными бюджетами.

Гендиректор монополии Олег Белозёров счел эти обыски превышением полномочий, поскольку действующие сотрудники РЖД не являются фигурантами дела. Что это за дело, не сообщается, но, судя по периоду, речь идет об офшорных фирмах-прокладках: они действовали между РЖД и заказчиками ее услуг, выводя прибыль на офшорные счета связанных с монополией частных бенефициаров. Журнал «Компания» разбирался, чьи подряды изучают силовики и что это значит в текущих условиях.

Чайка пролетает, РЖД молчит

Серия громких уголовных дел против подрядчиков РЖД времен Владимира Якунина началась с Нерудной компании «Бердяуш» — это крупный производитель щебня для железных дорог в одноименном поселке Челябинской области. До 2014 года компанией владел Сергей Вильшенко —сын бывшего первого секретаря горкома партии в Златоусте и бывшего главы городского ФСБ Геннадия Вильшенко. В 2009–11 годах владелец НК «Бердяуш» был коммерческим директором торгового дома РЖД, советником главы компании Владимира Якунина.

В 2014 году старший сын генпрокурора РФ Артём Чайка купил у Вильшенко НК «Бердяуш» за 80 млн $ и объединил ее со своей «Первой нерудной компанией», переименовав в «ПНК-Урал». Согласно меморандуму об обязательствах, опубликованному «Новой газетой», сын генпрокурора должен был расплатиться с сыном начальника златоустовского ФСБ в течение трех лет, передав ему 20 % акций «ПНК». 

Но вместо акций продавец получил уголовное дело и заочный арест. По версии следствия, в ходе аудита Чайка выяснил: до продажи «Бердяуша» Вильшенко за несколько лет вывел из компании 140 млн руб. на счета фирм-однодневок за фиктивные услуги.

Сам Вильшенко успел уехать в Грецию, чье гражданство ранее приобрел, а нескольких его подчиненных в 2017 году арестовали. Одна из них, юрист Екатерина Краснихина, объясняла уголовное дело тем, что Чайка не расплатился с Вильшенко за «Бердяуш».

После этого фигурой Вильшенко занялась следственная группа Генпрокуратуры и ФАС, и в 2018 году против него возбудили новое дело. По версии следствия, с 2012 по 2015 год он вывел на счета фирм-однодневок за фиктивные услуги 1,3 млрд руб. из своей офшорной компании «Азия-Транс» — подрядчика Центральной дирекции РЖД по ремонту пути. Бывший глава этой дирекции Владимир Гаца работал у Вильшенко в «Бердяуше» и в «Азии-Транс».

Вместе с Вильшенко под обвинение попали гендиректор «Азии-Транс» Евгений Матвеев и владелец ООО «Прожектор — Логистическая компания» Алексей Кириллов. Весной 2020 года, после отставки генпрокурора Юрия Чайки, они написали жалобу новому главе ведомства Игорю Краснову. По словам менеджеров, РЖД не считает себя протерпевшей стороной, а за необоснованными обвинениями в их адрес стоит Артём Чайка.

Связаться с Сергеем Вильшенко «Ко» не удалось.

Тарифы завышены, у РЖД претензий нет

В 2019 году по делу о преступном сообществе, совершавшем хищения у РЖД, арестовали гендиректора офшорной компании «ТТК-Транс» Геннадия Мадалинского. Следствие утверждает, что в 2012 году компания с нарушениями антимонопольного законодательства заключила два договора на перевозку щебня со все той же Центральной дирекцией по ремонту пути РЖД. При этом фирма завысила тарифы на его перевозку и вывела прибыль через фирмы-однодневки за рубеж — в том числе в пользу Сергея Вильшенко. Мадалинский в суде это отрицал: как и Матвеев с Кирилловым, он обращал внимание, что у РЖД нет к нему претензий.

По версии следствия, преступное сообщество вокруг «ТТК-Транс», «Азии-Транс» и НК «Бердяуш» создали Сергей Вильшенко и его подчиненные — Екатерина Краснихина, Владимир Гаца, Елена Дорожевич, Евгений Матвеев и Виктория Бриль.

Ее однофамилец Виталий Бриль является партнером «ТТК-Транс» по Благотворительному фонду помощи отставным офицерам военных сообщений. В прошлом он был крупным подрядчиком РЖД и бизнес-партнером экс-министра транспорта Игоря Левитина.

Сергей Вильшенко тесно сотрудничал с экс-главой Челябинской области, девелопером Борисом Дубровским, который дружил с его отцом Геннадием Вильшенко. В 2015–18 годах Дубровский и его подчиненные с нарушениями антимонопольного законодательства отдали 90 % всех контрактов на дорожные работы ЗАО «Южуралмост», которое возглавляли Вильшенко и Краснихина. После этого, по данным РБК, Краснихина перевела фирме Дубровского 34 млн руб. и, вместе с Сергеем Вильшенко, написала завещание в пользу гражданской супруги Дубровского, живущей в Швейцарии.

Ущерб от деятельности бывшего губернатора оценили в 20 млрд руб. Сам он осенью 2019 года уехал в Швейцарию — там у его сына, экс-директора Магнитогорского меткомбината (ММК) Александра Дубровского, есть дом. Позже появились сообщения, что Борис Дубровский и Сергей Вильшенко осели в Лондоне. У Вильшенко там живет сестра, там же училась его жена-дизайнер Ольга.

Интересно, что «Южуралмост» остался подрядчиком ремонта дорог в Челябинской области при новом губернаторе Алексее Текслере — хотя компания была фигурантом дела о картеле, а налоговики требовали с нее 1,3 млрд руб. В феврале 2020 года «Южуралмост» выиграл суд у ФАС, добившись оправдания Бориса Дубровского по делу о картельном сговоре. А в июле апелляция отменила решение о взыскании с компании миллиардной недоимки.

По данным «Контур.Фокус», совладельцем «Южуралмоста» является ЗАО «Южуралавтобан» — стопроцентная дочка ММК, где работал Борис Дубровский и которым руководил его сын. Доля Сергея Вильшенко в «Южуралмосте» после его отъезда перешла к его отцу Геннадию.

Молдавская прачечная и чистый Крапивин

Подрядчиками РЖД интересовались не только Генпрокуратура и ФАС. В августе 2019 года сотрудники СК, управления «К» и управления «Т» ФСБ, провели обыски у еще одного крупнейшего подрядчика РЖД — группы компаний «1520». Группа, которую Forbes включил в список королей госзаказа, проектирует и строит железные дороги. В нее входят проектные компании «Росжелдорпроект», «Дальгипротранс», «Ленгипротранс» и строительные компании «Бамстроймеханизация», «Мостоотряд-47», «Форатек Энерготрансстрой» и «Энергомонтаж». Крупнейшие подряды группы — реконструкция Транссиба и БАМа.

Обыск ФСБ в офисах ГК «1520» связывают с уголовным делом о выводе за границу денег подрядчиков РЖД через знаменитую «молдавскую прачечную», отмывшую 20 млрд $. В 2018 году бывшего совладельца группы «1520» Виталия Маркелова арестовали по подозрению в даче взятки в размере 2 млрд руб. заместителю начальника управления «Т» антикоррупционного главка МВД полковнику Дмитрию Захарченко.

По данным РБК, Захарченко мог крышевать вывод через «молдавский ландромат» более 250 млн $ бенефициарами группы «1520», и одним из крупнейших бенефициаров этих схем был старший партнер Маркелова — советник прежнего главы РЖД Владимира Якунина Андрей Крапивин. Ему принадлежали крупнейшие подрядчики госмонополии. Источники издания утверждают, что через молдавские банки на швейцарские счета компаний Крапивина Redstone Financial Ltd (Белиз) и Telford Trading S.A. (Панама) поступило в общей сложности 99,3 млн и 155,9 млн $.

После смерти Андрея Крапивина в 2015 году основным бенефициаром и гендиректором группы компаний «1520» стал его сын Алексей. В 2016 году «Ведомости» писали, что, несмотря на ревизию подрядчиков РЖД, новый глава госмонополии Олег Белозёров оставил группу Крапивина-младшего крупнейшим получателем заказов. Интересно также, что, в отличие от Маркелова, к основному акционеру «1520» у следствия публичных вопросов нет.

К подрядам РЖД присматривается Ротенберг
Документально эта история не связана с фигурой Сергея Вильшенко, хотя Telegram-каналы утверждали, что контракты РЖД с фирмами Вильшенко и Дубровского проходили через Маркелова и Ушеровича. Но примечательно другое: как и дело НК «Бердяуш», дело «1520» связывают с интересом к бизнесу подрядчиков РЖД со стороны влиятельных федеральных чиновников и миллиардеров.

После ареста компаньонов неуязвимый Алексей Крапивин начал наращивать свою долю в холдинге. Весной 2019 года Крапивину передал свои 28,33 % арестованный Маркелов. Осенью того же года Крапивин выкупил 15,01 % группы у другого своего партнера, Юрия Ободовского, повысив свою долю до 71,7 %. Оставшиеся 28,3 % группы компаний «1520» принадлежат компаньону Крапивина Борису Ушеровичу — он числится в розыске Интерпола по делу полковника Захарченко и покинул страну.

Консолидацию пакета Крапивина связывали с возможной продажей холдинга госкорпорации ВЭБ.РФ в интересах Аркадия Ротенберга. В июне 2019 года ВЭБ.РФ и «Стройпроектхолдинг» Ротенберга публично анонсировали создание инфраструктурного подрядчика, которому интересны активы группы «1520». «Ведомости» оценивали группу Крапивина в 30–130 млрд руб.

Однако директор холдинга по коммуникациям Дмитрий Ивлиев заявил «Ко», что ни о каких предложениях группе со стороны ВЭБ.РФ и «Стройпроектхолдинга» за минувший год ему ничего не известно. Ротенбергу сейчас не до железных дорог, считает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов: «Расширение коридора по Транссибу и строительство скоростной магистрали в Казань сдвигаются по времени — зачем покупать компанию под госзаказ, который сужается?»

Коррупция как новая нефть

Это далеко не первые обыски в РЖД, но их смысл со временем меняется, считает Дмитрий Абзалов. Если до пандемии они были связаны с ослаблением политического влияния Владимира Якунина и необходимостью снизить аппетиты монополии, то с мая этого года все проверяющие органы государства выполняют установку на изыскание денег в бюджет. И в этих условиях «новой нефтью» для государства всё чаще становятся различные формы налога на коррупцию. Именно с этим эксперт связывает налог 15 % на внешние вклады россиян и перезаключение соглашений России с офшорными странами.

«У нас важные парламентские выборы в новом году, под них нужны деньги на социальную сферу, — напоминает Абзалов. — Плюс есть опасения прихода Байдена, усиления санкций, второй волны коронавируса, тревожный белорусский фон. Поэтому в стране началась большая ревизия: активизировались Счетная палата и ФНС, проверяют Пенсионный фонд, расходование средств субъектами. Под эту же задачу расконсервируют "коррупционные месторождения": по второму кругу начали двигать дело Абызова, а одному из организаторов «молдавской схемы» банкиру Алексею Григорьеву, осужденному год назад на девять лет за хищение 2 млрд руб., инкриминируют вывод из России еще более 500 млрд руб.».

Топ-менеджеры госкорпораций, привыкшие ни в чем себе не отказывать, с наступлением новой реальности еще не свыклись. Так, сокращение расходов на Роскосмос в госбюджете, рассмотрение которого планируется на осень, стало неприятной неожиданностью для Дмитрия Рогозина, говорит эксперт. Хотя очевидно, что после успешных запусков Илона Маска его концепция «батута» потерпела фиаско и доходы компании резко снизятся.

Сполна осознать новую конъюнктуру предстоит и Олегу Белозёрову, и Алексею Крапивину. А вот партнер Сергея Вильшенко Борис Дубровский ее, похоже, понимает. Собеседники «Ко» из окружения экс-главы Челябинской области говорят, что, несмотря оправдание по картельному делу, возвращаться в Россию он не планирует.